Статті

Проклятие кокаина

06/08/2015

Морозостойкий южноамериканский кустарник кока (Erythroxylon coca) с золотисто-зелеными листьями и несколько легкомысленным для нашего уха названием принес человечеству немало бед. Полученный из листьев растения алкалоид кокаин поначалу казался чудодейственным эликсиром – анестетиком, антидепрессантом, мощным стимулятором умственной и физической активности. Однако вскоре выяснилось, что прием кокаина приводит к наркотической зависимости и серьезным психическим расстройствам. Почти сто лет минуло с тех пор, как кокаин стал запретным зельем, но несмотря на все усилия властей, существенно сократить спрос на него пока не удается

Дар богов

«Они были дикими и внешне, и в движениях, рты их были заполнены листьями зеленого растения, которое они непрерывно разжевывали, как животные, и оттого едва могли говорить», – так в 1505 году итальянский мореплаватель Америго Веспуччи описал встречу с южноамериканскими аборигенами, жевавшими листья коки. Путешественник предположил, что таким образом индейцы утоляют жажду, но оказалось, что кока к тому же помогает забыть о голоде, усталости и приспособиться к экстремальным условиям высокогорья.

Изображения, найденные в древних гробницах на территории Эквадора и Чили, свидетельствуют о том, что традиция жевания листьев коки появилась здесь не менее чем 2000 лет назад. Еще в доколумбовы времена инки возделывали коку на многочисленных плантациях и поклонялись священному растению, считая его даром богов. Завоевав в XVI веке империю инков (территория современных Перу, Боливии, Эквадора и Колумбии), испанские конкистадоры поначалу пытались бороться с вредной, на их взгляд, привычкой аборигенов жевать листья коки, но быстро поняли, что сок растения придает силы их новым рабам, и стали поощрять «кокоманию». Прежде всего испанцы использовали коку для поддержания рабов, трудившихся на серебряных рудниках на высоте около 4500 метров. Интересно, что католические миссионеры неоднократно предлагали колонизаторам отказаться от возделывания священного кустарника, утверждая, что приносимое кокой умиротворение препятствует обращению индейцев в христианство. Однако экономическая целесообразность всякий раз брала верх.

Ученые изыскания

В числе других диковинок с недавно открытого континента кока попала в поле зрения натуралистов. Испанский врач Николас Монардес (1510-1588) описал растение в своей работе «Радостные вести из Нового Света». Однако всерьез европейцы заинтересовались свойствами коки после события, произошедшего в 1781 году, когда восставшие индейцы взяли в осаду боливийский город Ла Пас, в котором находился испанский гарнизон. У осажденных закончился провиант, и им удалось выжить лишь благодаря стимулирующим свойствам коки. Тогда политики даже предлагали с помощью коки решить проблему голода среди бедного населения Европы, а некоторые мореплаватели подумывали о том, чтобы «перевести» своих матросов с помрачающего рассудок и вселяющего буйство рома на умиротворяющий и бодрящий лист коки.

Раздавались голоса и против употребления коки. Так, швейцарский натуралист Иоганн Якоб фон Чуди (1818-1889), много лет проживший в Южной Америке, предостерегал: «Закоренелого

Вино из коки: "Для тех кто устал душой и телом"

Вино из коки: “Для тех кто устал душой и телом”

«кокеро» (человека, жующего коку) легко узнать с первого взгляда. Его выдают нетвердая походка, желтоватая кожа, пустые и запавшие глаза, дрожащие губы и общая апатия… Они становятся стариками в пору, когда человек достигает своего возмужания». А его современник, итальянский врач Паоло Мантегацца (1831-1910), проведя ряд аутоэкспериментов, немало сделал для рекламы «священного дара» индейских богов. В книге «Гигиенические и медицинские достоинства кока» он описал ощущения, испытанные им при жевании листьев: «Я смеялся над простыми смертными, обреченными на жизнь в этой долине, в то время как я уносился прочь на крыльях двух листьев коки и пролетал сквозь 77 438 миров, каждый из которых был восхитительнее предыдущего».

Пока Мантегацца в Южной Америке жевал листья коки, ученые в Европе изучали их состав. В 1859 году молодому немецкому химику Альберту Ниману удалось получить чистое действующее вещество коки – алкалоид кокаин. И без того мощное влияние кокаина на организм при пероральном применении можно было многократно усилить, вдыхая кристаллы («нюхая») или вводя раствор внутривенно. В 1902 году немец Рихард Вильштеттер осуществил химический синтез кокаина, однако метод оказался слишком дорогим, и алкалоид до настоящего времени добывают из листьев коки.

«Не теряйте времени, будьте счастливыми!»

throat_cocaine

Пастилки от кашля: ментол, эвкалипт, кокаин

Первым, кто предложил использовать кокаин в медицинской практике, был перуанский врач, живший в Париже, Томес Морено-и-Маис. Его внимание привлекли анестезирующие свойства этого вещества. Дальнейшие исследования кокаина как местного анестетика были проведены в 80-е годы австрийским офтальмологом Карлом Колером и немецким хирургом Карлом Людвигом Шлейхом. Благодаря уникальной способности одновременно блокировать болевые ощущения и уменьшать кровотечение при местном применении кокаин и в ХХ веке использовали при хирургических операциях в ротовой и носовой полости. В настоящее время в медицинской практике применяют ненаркотические производные алколоида – прокаин, новокаин, лидокаин.

В 1883 году американская «Терапевтическая газета» рекомендовала использовать кокаин как средство, избавляющее от меланхолии, а лондонский фармаколог Уильям Мартиндейл выпустил на рынок таблетки коки для утоления «голода, жажды, усталости, истощения, отсутствия аппетита, депрессии и расстройстве пищеварения».

Ярым пропагандистом кокаина был известный австрийский психиатр Зигмунд Фрейд. Впервые он попробовал кокаин в 1884 году и, вдохновленный эффектом, тут же опубликовал хвалебную статью о «магическом веществе». «Я силен, как лев, счастлив и весел», – писал Фрейд, находясь под воздействием наркотика. По его словам, кокаин «притупляет голод, прогоняет сон, предотвращает усталость и повышает интеллектуальные способности… не вызывая насильственного желания использовать его еще». И пациентам, и друзьям Фрейд рекомендовал принимать кокаина для поднятия тонуса, борьбы с депрессией, несварением желудка, а также морфинизмом. Причем на правомерности последнего «показания» психиатр настаивал, даже, когда у одного пациента-морфиниста через месяц такой терапии развилась кокаиновая зависимость.

В 80-е годы прошлого столетия популярность кокаина как стимулятора резко возросла. «Не теряйте времени, будьте счастливыми! Если вы чувствуете пессимизм и усталость – заказываете кокаин!» – призывал рекламный плакат фармацевтической компании «Parck & Davis». Кокаин расхваливали врачи, фармацевты и простые «потребители», такие, как известный изобретатель Томас Эдисон, писатели Жюль Верн, Эмиль Золя и Генрих Ибсен, президент США Улисс Грант. Показательно, что если в 1884 году компания «Merck» выпустила 3179 фунтов кокаина, то уже через два года объем его производства увеличился в 50 раз!

vin.marianiКорсиканец Анджело Мариани (1838-1914), дипломированный фармацевт, в 1863 году разработал тоник на основе бордоского вина с добавлением экстракта листьев коки. В качестве стимулирующего средства «Вино Мариани» с успехом продавалось вплоть до конца XIXвека. Среди поклонников напитка был Папа Римский Лев XIII, наградивший Мариани медалью и разрешивший печатать на винной этикетке герб Ватикана

Алкалоид был доступен и относительно недорог. При таких обстоятельствах сообщения о кокаинизме не заставили себя долго ждать. Немногие воспринимали их всерьез, но даже те, кто осознавал опасность кокаина, готовы были платить любую цену за минуты блаженства. Кокаин был взят на вооружение недобросовестными работодателями. В США в конце XIX века чернокожие рабочие – грузчики, строители, сборщики хлопка, шахтеры и др. – нередко употребляли наркотик. Кокаин помогал им переносить тяготы жизни, на первых порах повышал производительность труда и «привязывал» рабочего к нанимателю – поставщику зелья. Чтобы облегчить процесс приема, снизить дозу и ускорить действие наркотика, рабочие обычно «нюхали» его, а не делали инъекции, как тогда было принято среди более обеспеченных слоев населения.

Одним из первых экспертов по кокаинизму стал директор клиники для наркоманов, американский врач Дженсен Меттисон. Начиная с 1887 года он периодически публиковал отчеты о смертельных исходах и осложнениях, вызванных кокаиновой интоксикацией. «Думаю, что в наши дни существует самый пленительный, соблазнительный и в то же время самый опасный и разрушительный наркотик, – писал Меттисон. – Признавая большую ценность кокаина в лечении некоторых заболеваний, я искренне предостерегаю против его бездумного назначения пациентам и особо предупреждаю об огромной опасности самостоятельного введения».

Многие врачи услышали предостережение Меттисона и стали более осмотрительны в назначении кокаина. Однако фармацевтические компании не собирались сворачивать производство алкалоида, и вскоре в аптеках появились кокаинсодержащие патентованные средства. Так, британская фармацевтическая компания «Burroughs & Wellcome» советовала принимать таблетки с кокаином певцам и ораторам для улучшения голоса. В США людям, страдавшим от сенной лихорадки и воспаления околоносовых пазух, предлагался назальный аэрозоль с 5% раствором кокаина или более дешевый вариант лекарства – нюхательный кокаиновый порошок. Некое «Лекарство Берни от кашля» содержало около 5% кокаина, а «Лекарство Райно от сенной лихорадки и кашля» – 99,9% алкалоида.

Блаженство или шаг в пропасть?

После приема кокаина человек чувствует прилив энергии и эйфорию. У него улучшается настроение, повышается работоспособность, ускоряются мыслительные процессы, повышается либидо. Он уверен, что ему все по плечу. Когда стимулирующий эффект кокаина ослабевает, появляется навязчивое желание принять новую дозу.

Поскольку толерантность к кокаину и физическая зависимость от него не развиваются, наркоман может в течение длительного времени принимать наркотик в одной и той же дозе. В то же время быстро возникает сильно выраженная психическая зависимость. Уже через несколько дней постоянного употребления кокаина наркоман в случае отсутствия наркотика впадает в состояние глубокой депрессии и готов даже к актам насилия, чтобы добыть дозу.

Изменения личности, которые наступают при систематическом приеме кокаина, выражены значительно глубже, чем при злоупотреблениями препаратами группы опия. У заядлых кокаинистов наступает значительное сужение круга интересов, ухудшается память, нарушается интеллектуальная деятельность и эмоциональная сфера. В отличие от опиоманов, тихих и апатичных, кокаиноманы ведут себя бесцеремонно и шумно, они склонны к применению физической силы и нарушению порядка в общественных местах. Люди, злоупотребляющие кокаином, выглядят значительно старше своего возраста, для них характерны землистый цвет кожи, одутловатое лицо, общее истощение, расширенные зрачки, сухость во рту. У лиц, постоянно нюхающих кокаин, возможно прободение носовой перегородки.

Читайте также: История  «химического мессии», или Парадоксы ЛСД

При длительном употреблении кокаина развиваются депрессия, мания преследования, психоз, зрительные, слуховые и тактильные галлюцинации. В частности, для кокаинистов характерно ощущение передвижения под кожей насекомых или ползающих червей. Оно бывает столь явным, что, пытаясь избавиться от него, наркоманы наносят себе повреждения.

Возвращение кокаина

К началу ХХ века энтузиазм вокруг кокаина сменился настороженностью. Отношение к кокаинистам в обществе также изменилось: наркотик стал ассоциироваться с пороком и криминальным миром. Сначала в США, а затем и в европейских странах были приняты меры по контролю за незаконным обращением кокаина и содержащих его фармацевтических продуктов. Между тем, любой желающий, приложив некоторые усилия, мог добыть заветный порошок. Теперь его все реже вводили путем инъекций и все чаще нюхали.

Кокаин был популярным средством «моральной поддержки» солдат и офицеров на фронтах Первой мировой войны. По одной из версий, пресловутые психологические атаки – строем на пулеметы – организовывались не без помощи кокаина, смешанного с алкоголем. А в голодные послевоенные годы «кстати» оказалось свойство кокаина подавлять чувство голода.

В 20-30-е годы чередой законодательных актов кокаин подвергся полному запрету в большинстве стран. Перейдя на нелегальное положение, он тут же превратился в средство наживы. Продажу кокаина стали контролировать криминальные группировки.

Кока и сегодня остается частью культуры индейцев Южной Америки. В Перу и Боливии в любом супермаркете можно купить чай из листьев коки, а в холлах отелей в Перуанских Андах сушеные листья коки лежат на тарелочках рядом с карамельками

Наркотик стал дорогим, и лишь немногие могли позволить себе контрабандное зелье. Неудивительно, что кокаин приобрел репутацию элитарной забавы.

Вплоть до конца 80-х годов ХХ века кокаин в основном вводили через нос. При этом развитие психозов и смертельные случаи при передозировке также возможны, однако их вероятность ниже, чем при внутривенном введении. О кокаине вновь заговорили как о легком наркотике, не вызывающем привыкания. На волне очередной моды на кокаин на улицах Европы и Америки появился крэк – форма кокаина, которая не разрушается при нагревании, а потому пригодна для курения.

Читайте также: Наркомания – трагедия современного общества

Крэк дешевле и менее опасен в производстве, чем другие формы кокаина, что мгновенно оценили наркоторговцы. К тому же это такое сильнодействующее средство, что употребляется малыми дозами, доступными по цене широким слоям населения. Крэк очень быстро вызывает сильнейшую зависимость, в связи с чем рынок этого наркотика сформировался буквально молниеносно. Крэк попал в поле зрения средств массовой информации в конце 1985 года, а уже в начале 1986 года с распространением крэка кокаиновая зависимость стала одной из основных проблем в сфере здравоохранения США.

Бренд, «выросший» на коке

Мучимый старыми ранами и ревматизмом, аптекарь из Атланты Джон Стит Пембертон (1831-1888) пристрастился к морфию. Он стыдился своей зависимости и решил бороться с ней широко рекламируемым тогда способом – с помощью стимуляторов кофеина Coca_Cola_bottleи кокаина. В 1884 году он придумал напиток на основе вина, орехов тропического дерева колы и листьев коки и решил принимать его сам и продавать всем желающим. «…Мы рекомендуем пить замечательное и вкусное лекарство «Французское вино и кока», безотказно излечивающее любое нервное расстройство, диспепсию, умственное и физическое истощение, все хронические и изнуряющие болезни, кишечные расстройства, запоры, головные боли и невралгию… – рекламировал Пембертон свое детище. – Для тех несчастных, кто пристрастился к морфину или опиуму либо чрезмерно увлекается алкогольными стимуляторами, «Французское вино и кока» окажется великим благом». В 1886 году, накануне принятия в штате антиалкогольных законов, он составил новый напиток на основе коки, колы и других ингредиентов, но без вина. Названию, данному новому продукту – «Кока-кола», – суждено было стать одной из известнейших торговых марок. Когда на рубеже веков общественное мнение повернулось против кокаина, и в газете «New York Tribune» появилась статья, утверждавшая, что под воздействием «Кока-колы» чернокожие обитатели трущоб нападают на белых людей, в напиток стали добавлять не свежие листья коки, а «выжатые», то есть лишенные кокаина. В настоящее время наличие в составе «Кока-колы» экстрактов «выжатых» листьев коки и орехов колы предполагается, но официально компанией-производителем не подтверждено.

Читайте также: Изобретения фармацевтов: инновации вне фармации

Подготовила Татьяна Ткаченко

“Фармацевт Практик”

 

ПЕРЕДПЛАТА
КУПИТИ КНИГИ