ПрактикаСтатті

Драматическая медицина: аутоэксперимент

09/01/2012

Первые примеры

Одним из первых ученых-аутоэкспериментаторов стал английский врач Эдуард Дженнер, предложивший вакцину против оспы. В 1796 году, прежде чем ввести ее восьмилетнему пациенту, он решил проверить действие препарата на себе.

Примеру Дженнера последовали многие: аутоэкспериментирование стало нормой при изучении и лечении таких заболеваний, как холера, чума, сыпной тиф и др. Так, в середине XIX века, еще до открытия возбудителя лепры, норвежский врач Даниэль К. Даниэльсен решил пожертвовать собой ради поиска эффективного средства против проказы. На протяжении пятнадцати лет он пытался привить себе экссудат из желваков прокаженных, вводил их кровь, пересаживал под кожу лепрозные узлы. Однако усилия так и не увенчались успехом. Его коллега, итальянский врач Джузеппе Профета также тщетно впрыскивал себе кровь больных лепрой. Объяснение этим феноменам было найдено относительно недавно. Как оказалось, проказа одновременно является высококонтагиозным и низкопатогенным заболеванием.

Говоря о выдающихся аутоэкспериментаторах нельзя не упомянуть русского биолога Илью Ильича Мечникова. Во время вспыхнувшей в 1892 году во Франции эпидемии холеры он прививал себе холерные вибрионы. Изучив процессы воспаления, в итоге он создал фагоцитарную теорию иммунитета.

Наркотики и яды

В XIX веке практиковались аутоэксперименты, позволяющие наиболее полно проанализировать действие ядов на организм человека. Нередко в опытах участвовали не только ученые-медики, но и студенты. Например, несколько студентов Венской фармакологической школы приняли внутрь ядовитый алкалоид кониин (действующее вещество Cicuta virosa). Предпринимались попытки использовать выделенный из цикуты алкалоид как лекарственное средство. Действие кониина изучалось в опытах на животных, однако их результаты так и не предоставили данных относительно лекарственных свойств. В свою очередь, аутоэксперименты позволили выявить раздражающее действие алкалоида на слизистые оболочки, а также его влияние на поперечно-полосатые мышцы, функционирование которых при этом резко изменялось — даже незначительное мышечное напряжение приводило к болезненным судорогам. Прием цикуты внутрь, по данным тех, кто на себе наблюдал ее токсическое действие, сопровождалось также головной болью, головокружением, расстройствами со стороны пищеварительного тракта, выраженной сонливостью, помрачением сознания. Надо сказать, что в те времена этот новый яд, стимулировавший изучение механизма возникновения душевных болезней, представлял собой и новый наркотик, потеснивший такие «испытанные» средства, используемые наркоманами, как опий и гашиш. Цикута стала пополнять рынок наркотических средств, чему способствовало и то, что ее относительно легко синтезировать.

В конце XIX века опыты на себе проводил итальянский врач и писатель Паоло Мантегацца. К тому времени было известно, что туземцы Южной Америки, пожевав листья коки, избавлялись от усталости, однако длительное их употребление оказывало разрушительное действие на состояние здоровья. Мантегацца решил проверить это на собственном опыте. Пожевав ложечку листьев коки, он ощутил горький привкус во рту, а также отметил обильное слюнотечение. Продолжение приема алкалоидов в той же дозе привело к появлению жжения во рту, жажде, кожному зуду. Когда же ученый перешел на прием не листьев коки, а настоя из них, повысив дозу, то испытал определенные признаки отравления — легкий озноб, шум в ушах, учащение сердцебиения. Кроме того, уже на начальных стадиях отравления Мантегацца зафиксировал у себя признаки психического расстройства, которые впоследствии достаточно образно описал.

Аналогичные опыты на себе проводил и американский врач-фармаколог Самуэль Перси. Известно, что эти исследования, а также наблюдения, сделанные другими учеными, в частности в химической лаборатории Велера в Геттингене (Германия), привели к открытию основного действующего начала листьев коки — кокаина, а в дальнейшем — к выяснению его свойств. Использованию кокаина в медицинской практике способствовали эксперименты, проведенные на себе врачом Карлом Людвигом Шлейхом, впоследствии известным хирургом, впервые применившим местную анестезию.

Следует особо подчеркнуть, что именно аутоэксперименты, связанные с изучением воздействия на организм человека различных химических соединений (кокаина, гемиоксида азота, эфира, хлороформа и др.), способствовали их последующему применению в качестве эффективнейших анестетиков. Кроме того, с подобными аутоэкспериментами связано использование в медицинской практике морфия, стрихнина, змеиного яда и других веществ растительного и животного происхождения, обладающих токсическими эффектами.

Во второй половине XX века чешский ученый Станислав Гроф решил принять ДЛК (сильный наркотик из числа психотических средств – диэтиламид лизергиновой кислоты, известный как ЛСД) и фиксировать свои наблюдения. Впоследствии Гроф приобрел мировую известность благодаря успешному лечению наркомании в своей клинике в США.

Успешно и не совсем…

Начало XX ознаменовалось, пожалуй, одним из самых известных аутоэкспериментов. В 1900 году несколько врачей, прикомандированных к американским войскам на Кубе, решили проверить гипотезу, согласно которой комары являются переносчиками желтой лихорадки. Для того чтобы удостовериться в этом, ученые во главе с хирургом Уолтером Ридом подставляли свои руки под укусы комаров, напившихся крови больных. Один из добровольцев — Джесс Лейзер — скончался, еще двое заразились, но выжили. Примечательно, что открытие приписали Риду, хотя позже выяснилось, что он не участвовал в эксперименте, а исчез в день его проведения.

В 1924 году в американском штате Монтана началась эпидемия сыпного тифа. Министерством здравоохранения в район эпидемии был послан доктор Спенсер, который установил, что возбудителем тифа являются кровососущие клещи. Ему удалось создать вакцину из крови этих насекомых, смешанную с карболовой кислотой. И хотя опыты на лабораторных животных подтвердили действенность вакцины, Спенсер не решался применять ее на людях. Между тем, 80% заболевших умирали в страшных мучениях. Он испытал вакцину на себе. Позднее было установлено, что дозы, полученной им, вполне бы хватило для заражения пяти тысяч морских свинок. К счастью, аутоэксперимент оказался успешным, и эпидемия была ликвидирована.

В начале 50-х годов XX века американский ученый Джонас Салк первым испробовал на себе и своей семье вакцину против детского церебрального паралича.

Пожалуй, самым неудачливым аутоэкспериментатором можно назвать Джона Хантера — английского хирурга и анатома, который ввел себе «венерический гной». У Хантера быстро развились симптомы гонореи и сифилиса, мучившие его до самой смерти, которая наступила спустя долгих пятнадцать лет.

Аутоэксперименты не всегда заканчивались столь драматично. Так, выдающийся естествоиспытатель, основоположник русской физиологической школы Иван Михайлович Сеченов использовал собственную персону для того, чтобы получить экспериментальный материал для докторской диссертации на тему «Материалы к физиологии алкогольного опьянения»…

Следуя традициям

События двух последних десятилетий свидетельствуют о том, что аутоэксперимент отнюдь не является «атавизмом». Следуя традициям предшественников и опыту современников, представители различных областей науки нередко прибегают к опытам на волонтерах, а в отдельных случаях — и на себе. В частности, в 1984 году австралиец Барри Маршал выпил бактериальный бульон, содержащий H. рylori, для того, чтобы доказать его ведущую роль в развитии язвенной болезни желудка. В 2005 году за свое открытие ученый был удостоен Нобелевской премии.

Беспрецедентый эксперимент состоялся в начале 90-х годов прошлого века в США. Как известно, СПИД – одно из самых загадочных заболеваний XX века (с одной стороны — миллионы больных, с другой, сенсационные заявления известных ученых о том, что синдром иммунодефицита не что иное, как самая большая мистификация XX века). Пятьдесят добровольцев-медиков ввели себе вирус СПИДа. Они хотели как можно скорее испытать действие вакцины, предназначенной для ослабления биологической агрессивности вируса иммунодефицита человека.

Еще один аутоэксперимент связан с поиском анестетиков, которые могли бы составить «здоровую» конкуренцию закиси азота. Дело в том, что под влиянием ультрафиолетовго излучения закись азота и галогенсодержащие анестетики (фторотан, изофлюран, пентран, этран и др.) разрушаются до образования NO и радикалов углерода, которые истощают озоновый слой нашей планеты. В этой связи продолжается поиск новых, экологически безопасных анестетиков.

В сентябре 1990 году на кафедре анестезиологии и реаниматологии Российской медицинской академии последипломного образования (РМАПО) состоялся аутоэксперимент по проведению анестезии инертным газом ксеноном, анестезиологические свойства которого сходны с закисью азота. В эксперименте приняли участие двенадцать врачей, каждый из которых впоследствии в письменном виде изложил свои «впечатления». Ученые пришли к выводу, что ксенон является сильным газовым анестетиком, превосходящим закись азота, а вопросы ксеноновой анестезии стали предметом обсуждения на различных конгрессах и съездах.

По данным ЮНЕСКО, за последние несколько лет погибло более ста ученых-аутоэкспериментаторов, а около трех тысяч – были вынуждены оставить работу в связи с резким ухудшением состояния здоровья. Наверное, лучше всего к таким людям подходит известное латинское выражение «Consumor aliis inserviendo» — светя другим, сгораю сам…

Подготовила Александра Демецкая

ПЕРЕДПЛАТА
КУПИТИ КНИГИ