Наука

Охота на Желтого Джека

20/05/2014

XVI –XVII вв. Эра Великих географических открытий. Португальские, испанские, британские корабли бороздят океаны в поисках золота, новых земель, товаров, рабов. Они исследуют Африку, Америку и их многочисленные прибрежные острова. Аборигены иногда встречают их радушно, иногда осыпают градом камней и стрел. Но бравые искатели приключений боятся не наивных дикарей. За грабеж, жестокость и насилие им мстит враг куда более грозный. Враг, от которого нет спасения. Имя его – Желтый Джек

Изнурительная высокая лихорадка, потеря сознания, рвота, внутренние кровотечения, нарушение функций сердца, почек и печени, выраженная желтуха и более чем в половине случаев – смертельный исход. Первый значительный урон желтая лихорадка нанесла европейцам в 1585 г, когда корабли легендарного английского мореплавателя и пирата Френсиса Дрейка (1540-1596) бросили якоря у одного из островов Зеленого Мыса  в двухстах милях от побережья Западной Африки. Тогда в течение нескольких месяцев триста матросов умерли от неведомого ранее недуга. Масштабная вспышка желтой лихорадки была описана и в 1622 г: тогда на одном из островов восточной Атлантики нашли последний приют сотни матросов и офицеров британского военно-морского флота. О желтой лихорадке писали в газетах, о ней говорили врачи, ее панически боялись путешественники. Африканский берег прослыл гибельным местом. Иногда болезнь могла убить чуть ли не всю команду корабля или разведывательную экспедицию.

Английские врачи называли недуг «желтой лихорадкой», испанские – «черной рвотой». Британские моряки нарекли заклятого врага «Желтый Джек», однако желтуха, часто сопровождающая болезнь, не была тому причиной. Имя грозного недуга произошло от желтого карантинного флага, который капитан корабля поднимал на мачте перед входом в порт, если на борту находились больные желтой лихорадкой. Британский флаг в народе был известен как «Юнион Джек», карантинный же по аналогии прозвали «Желтым Джеком».

К середине XVII в Желтый Джек уже хозяйничал на побережье Гвианы и в странах Вест-Индии. В 1685 г эпидемия желтой лихорадки была зафиксирована в Бразилии, после чего недуг стал истинным бичом испанских и португальских колонизаторов в Латинской Америке.

К концу XIX в о желтом убийце было известно немного: то, что эта опаснейшая болезнь распространена в жарких низменностях и по берегам Америки и Африки; кроме того, характер вспышек указывал на то, что заболевание является инфекционным. Однако, как с ним бороться? Методов был испробован миллион – от уничтожения всех шелковых и бархатных вещей в очаге эпидемии до сжигания домов, где засел Желтый Джек – однако эффективность их равнялась нулю.

В июле 1900 г масштабная эпидемия желтой лихорадки среди солдат, воевавших с испанцами на острове Куба, вынудила американское командование послать в Гавану специальную комиссию для поиска причин и методов борьбы с заболеванием. Руководителем комиссии был назначен военный врач, майор Уолтер Рид (1851-1902). Его помощниками стали младший военный хирург и бактериолог Джеймс Кэррол (1854-1907), энтомолог Джесс Лейзер (1866-1900), а также кубинец-патологоанатом Аристид Аграмонте (1869-1931). Последний в детстве переболел желтой лихорадкой, и единственный из группы «охотников за Желтым Джеком» в ходе исследований не рисковал жизнью.

Вирус желтой лихорадки; просвечивающая электронная микроскопия

Рид обратил внимание на то, что сиделки, ухаживавшие за больными солдатами в госпиталях, сами никогда не заболевали. Вообще, болезнь часто переходила от одного дома к другому не постепенно, а как бы скачками, поражая людей, которые не вступали друг с другом в контакт. Объяснить этот факт могла идея пожилого кубинского врача Карлоса Финли (1833-1915), еще в 1881 г заявившего, что желтую лихорадку переносят комары. Финли слыл чудаком и от его «комариной» гипотезы местные ученые раздраженно отмахивались. Рид ознакомился с результатами опытов Финли и выпросил у него для экспериментов крохотные яйца местных комаров.

Главная трудность экспериментальной работы заключалась в том, что было известно о полной невосприимчивости лабораторных животных к желтой лихорадке. То есть в роли «подопытных кроликов» неизбежно должны были выступить люди. Осознавая смертельную опасность эксперимента, коллеги Рида решили провести первые опыты на себе.

Лейзер поддерживал культуру комаров, полученных от Финли. Ежедневно, рассадив по пробиркам насекомых, энтомолог направлялся в госпиталь. Здесь он открывал каждую пробирку и прижимал к коже больного желтой лихорадкой. Голодный комар быстро спускался на кожу и начинал пить кровь. Некоторых насекомых Лейзер «кормил» по несколько раз, повышая тем самым вероятность попадания возбудителя в организм переносчика.

Спустя две недели Джеймс Кэррол провел опыт по самозаражению, дав возможность зараженному насекомому себя укусить. Через несколько суток ученый заболел. Хотя болезнь Кэррола и протекала тяжело, он все же поправился. К Лейзеру судьба не была столь благосклонна: во время заражения комаров в палате с тяжелобольными одно из насекомых укусило ученого. Лейзер заболел и вскоре скончался, став первым номером в списке ученых, погибших в войне с с Желтым Джеком.

Полученные доказательства участия комаров в переносе возбудителя желтой лихорадки побудили командование выделить группе Рида дополнительные средства на проведение экспериментов. В частности, была дана санкция на участие в опытах по заражению добровольцев: за смертельный риск им полагалось немалое по тем временам вознаграждение в 200 долларов. Рид спланировал свои полулегальные эксперименты на людях с удивительным хладнокровием и точностью: по мнению одних – пугающими, по мнению других – достойными восхищения. Как бы то ни было, все участники шли на смерть по собственной воле. Многие из них, мечтая о подвигах во имя человечества, даже отказывались от денежной компенсации.

Под присмотром Рида был выстроен специальный городок, названный в честь погибшего коллеги, лагерем Лейзера. Он состоял из десятка дощатых строений, лишенных щелей-лазеек для комаров. В специальных домиках все добровольцы выдерживались в карантине. После этого, большинство из них подвергалось укусам комаров, ранее многократно пивших кровь умирающих от желтой лихорадки людей. Во всех случаях добровольцы тяжело заболевали. Путь передачи и переносчик желтой лихорадки были теперь убедительно доказаны!

Еще одно открытие, сделанное комиссией Рида, заключалось в том, что инъекция свежей крови больного желтой лихорадкой, произведенная другому лицу, также ведет к заболеванию. Отсюда возникло предположение, что кровь больного желтой лихорадкой содержит возбудителей этой болезни или их яд. Пропустив кровь больного через фарфоровые фильтры с очень мелкими порами, через которые не могут пройти никакие бактерии, Кэррол заразил полученным фильтратом трех добровольцев. Двое из них заболели желтой лихорадкой. В своем отчете командованию Рид написал, что причиной желтой лихорадки является фильтрующийся вирус.

После установления роли комаров в распространении желтой лихорадки стала возможной разработка и внедрение санитарных мероприятий по профилактике заболевания. Прежде всего они включали массовое уничтожение комаров вида-переносчика, а также строгую изоляцию больных желтой лихорадкой от насекомых. Например, на Кубе грамотная санитарная политика привела к тому, что желтая лихорадка была побеждена, и после 1910 г на острове не наблюдалось ни одного случая болезни. К сожалению, на других территориях достичь такого успеха не удавалось. Как выяснилось позднее, источником и резервуаром инфекции могут служить дикие животные, в первую очередь, обезьяны. Это открытие сделало искоренение желтой лихорадки с помощью санитарных мероприятий практически нереальным. Надежной защитой населения от опасного заболевания могла служить только вакцина.

В 1927 г участник африканской экспедиции Рокфеллеровского института (США) британский микробиолог и патолог Эдриан Стоукс (1887–1927) смог воспроизвести желтую лихорадку на обезьянах макак-резус, заразив их фильтратом крови больного человека. Сам Стоукс в ходе экспериментов заболел желтой лихорадкой и умер, однако цель его была достигнута: ученые, наконец, получили модель для опытов по выделению вируса – возбудителя желтой лихорадки. Через десять лет поиска и экспериментов сотрудникам Рокфеллеровского института под руководством опытного микробиолога Макса Тейлера (1899-1972) смогли создать эффективную живую вакцину против желтой лихорадки на основе ослабленного штамма вируса 17D. Полученный Тейлером штамм используют в производстве вакцины до сегодняшнего дня. За это достижение в 1951 г ученый был удостоен Нобелевской премии.

Полностью ликвидировать желтую лихорадку не удалось до настоящего времени. По оценкам ВОЗ в настоящее время желтой лихорадкой ежегодно заражается около 200 тыс человек, примерно каждый шестой из них умирает. Вспышки этой болезни регистрируются в странах Южной Америки, а в обширных районах тропической Африки наблюдается даже рост заболеваемости. Не удивительно, что на сегодня 18 стран Африки и Латинской Америки (Конго, Заир, Камерун, Перу и т.д.) при въезде требуют предъявить международное свидетельство о вакцинации против желтой лихорадки. При посещении еще 25 стран (Бразилия, Боливия, Колумбия, Кения, Эфиопия, Ангола и т.д.) предварительная вакцинация рекомендована.

Актуальную информацию о желтой лихорадке можно получить на сайте ВОЗ

ПЕРЕДПЛАТА
КУПИТИ КНИГИ